Александр Филипенко о народах севера

В конце минувшей недели в Югре прошло очередное заседание совета представителей коренных малочисленных народов Севера при правительстве округа. Стороны обсудили изменения в концепцию устойчивого развития коренных народов региона. Кроме того, были выделены 2 новых направления: повышение уровня трудоустройства и занятости малочисленных народов и сохранение, развитие и популяризация их языков. Между тем, как рассказал в интервью агентству представитель Ассамблеи коренных малочисленных народов севера (КМНС), депутат югорской думы Александр Филипенко, проблемы КМНС не решить отдельными, не связанными между собой мерами, необходим системный организованный подход. Пока же коренные народы Югры живут недолго, теряют традиционные промыслы, не могут найти работу,

НД: Как Вы оцениваете ситуацию с КМНС в Югре в целом?

АФ: «У семи нянек дитя без глазу». Данная пословица кратко, но емко характеризует государственную политику по реализации федеральных и региональных законов в отношении коренных малочисленных народов Севера на территории Югры.

НД: Сколько представителей КМНС проживает в регионе, какие народы?

АФ: Ханты, манси и ненцы – чуть более 31 тысячи человек. Но это данные Всероссийской переписи населения 2010 года! В Югре не ведётся учёт данных народов на постоянной основе. Конечно, есть отдельные реестры. Например, реестр территорий традиционного природопользования, где содержатся сведения о чуть более 4 тысячах гражданах из числа КМНС.

НД: Есть ли тенденция к увеличению или снижению численности представителей этих народов?

АФ: Если верить органам ЗАГС, то есть прирост численности. Но данный орган не ведёт специализированного учёта.

НД: Основные проблемы представителей КМНС?

АФ: Во-первых, средняя продолжительность жизни, по данным ученых из Екатеринбурга, 47 лет! Почти 70 процентов граждан из числа КМНС живут на межселенной территории или в сельской местности. Интенсивное промышленное освоение территории, несомненно, оказало влияние на традиционный образ жизни, исторически сложившиеся способы жизнеобеспечения. Многие были вынуждены переехать в посёлки и города, но не все смогли социализироваться в новых условиях. Наблюдается высокий процент неофициальной безработицы по причине отсутствия достаточного количества рабочих мест в деревнях и посёлках. В основном предлагаются временные рабочие места. Даже при наличии необходимой квалификации нефтяники не устанавливают квот для жителей населённых пунктов в непосредственной близости от месторождений. Не осуществляется полная диспансеризация медицинскими работниками жителей отдалённых и труднодоступных территорий. Но это не только проблема нашего региона. Федеральный тренд на оптимизацию системы здравоохранения, закрытие ФАПов по всей стране не сделали доступней медицинскую помощь. О проблемах можно говорить много, нужны решения.

НД: Насколько эффективно с Вашей точки зрения власть решает эти проблемы?

АФ: Вышеуказанные проблемы активно обсуждаются, но не всегда предлагаемые варианты решений воплощаются в жизнь. В каких-то случаях не сформирована политическая воля. В каких-то – не хватает исполнительской дисциплины. А действующим мероприятиям не всегда хватает средств. Например, уже 5 лет не принимают заявления по программе улучшения жилищных условий для коренных жителей, так как не хватает средств закрыть очередь по заявителям, подавшим документы до 2014 года.

НД: Какие меры должны быть предприняты властью в первую очередь, чтобы значительно улучшить ситуацию с КМНС?

АФ: В первую очередь, уйти от действующей системы, когда задачи распределены на десяток департаментов, для которых коренные народы не основной вопрос. Например, развитием традиционной экономики занимается департамент недропользования и природных ресурсов, у которого совсем другие задачи. Во-вторых, предусмотреть дополнительные мероприятия в государственных программах в соответствии с Уставом округа, федеральными и региональными программами, стратегическими документами. К числу которых, например, относится Концепция устойчивого развития коренных народов.

НД: Насколько эффективна структура органов власти и общественных организаций, которые сейчас занимаются вопросами КМНС?

АФ: Не во всех муниципалитетах есть специалисты по работе с коренными народами. Сейчас нет единого уполномоченного органа по реализации государственной политики в отношении коренных народов на территории округа. Для многих департаментов это не основной вопрос. Например, в настоящее время не определён орган исполнительной власти по реализации закона о факториях, задачами которого являются развитие системы заготовки, хранения, переработки, транспортировки и сбыта продукции, произведенной коренными малочисленными народами и содействие их занятости.

Источник: РИА «Новый день»

Комментарии

2000
  Подписка  
Уведомлять